Тексты Высоцкого полны внутренних перекличек, его образы и мотивы дружат. И не только явные родственники, но и совсем разные. Один из таких "странных" примеров родства далеких образов - нож и петля.

Read more... )
Причудливо вьется русло живой беседы... На Форуме Высоцкого на Куличках затронули тему литературных перекличек в стихах ВВ. Тут же – обычное дело – возник вопрос о приоритетах. В частности, речь шла и о перекличке “Куполов” с “Облаком в штанах” (“до крови лоскут истончал” Высоцкого и “окровавленный сердца лоскут” Маяковского).
Читать дальше... )
Высоцкий дает своим персонажам выговориться. Свидетельство тому – масса монологов персонажей в его песнях. На самом деле это, конечно, диалоги: голос автора, создателя – куда ж ему деться? – всегда звучит в тексте. Не всегда он проявляется собственным словом. Звучит голос героя – и поэт не перебивает его, отходит в тень, а его присутствие ощущается в интонации, мелодии. Впрочем, и в речи персонажа тоже: кто, как не поэт, помогает герою выговорить то, что наболело, подобрать именно эти слова [166].
Читать дальше... )
Прислали мне ссылку на очередной опус Вл.Новикова, связанный с Высоцким: статью “Без оглядки на Полину Виардо”, опубликованную журнале “Вопросы литературы”, первый номер за этот год (здесь). Статья эта, как всегда у Вл.Новикова, отмечена сочетанием дельных мыслей и диких глупостей. Она дает замечательный повод коснуться одной очень обсуждаемой, загаженной, а на самом деле важной темы, связанной с биографией Высоцкого. Мы ее непременно обсудим – немного позже. А начнем этот разговор с творчества, так будет логично: хоть Высоцкий интересен во многих смыслах, но прежде всего, конечно, своим творчеством.
Читать дальше... )
В одном ЖЖ поместили текст песни “Истома ящерицей ползает в костях...”, назвав ее грустной. Это – одна из иллюзий, которых много в нашем традиционном восприятии песен ВВ. Мы часто принимаем слова его героев за чистую монету, как будто это говорит автор – прямым текстом.

В первой книжке серии “Высоцкий и его песни” была глава об “Истоме”, заключительная. Интересно – тираж книжки я получила ровно десять лет назад, 15 марта 2003 года. Вроде как двойной повод припомнить ту главу. :) Книжка целиком выложена в Библиотеке Мошкова (здесь). Здесь дам основные фрагменты этой главы.

Через десять лет после выхода книжки я еще яснее вижу, как был прав человек, который составлял ее из отдельных моих статей: статью об “Истоме” он поместил последней – на традиционном месте итогов, выводов. Глава эта называется –

“И повинуясь притяжению земли...”
Read more... )
Еще одна глава из книги о Высоцком "Вы вдумайтесь в простые эти строки...". В ней речь идет о том, как ведут себя смыслы в слове Высоцкого.

Людмила Томенчук

ГЛАВА 2. “ОРУТ МНОГОГОЛОСИЯ ЖРЕЦЫ…”

- 8 -
Искусство – всегда иносказание. Ино-сказанное и есть главное послание автора нам. Но язык искусства двусоставен, и прямой, обыденный смысл слов, складывающихся в художественный текст, никуда не девается. Иначе мы просто не узнали, не поняли бы все эти слова, потеряй они вдруг свой повседневный смысл. Так что в любом художественном тексте эти два смысловых потока есть, разница лишь в характере их отношений между собой и в степени интенсивности прямого плана.

Мы ощущаем и упорно отмечаем двуплановость поэтического слова Высоцкого как самое яркое свойство его стиля. Значит, это врожденное качество художественной речи с особой интенсивностью проявляется в мире ВВ, значит, диалог прямого и переносного смыслов обладает какими-то индивидуальными свойствами и особой значимостью в этой поэтической системе.
Дальше – больше... )


КТО ОН ТАКОЙ, ПРОРОК ВЫСОЦКОГО?
или Схватка тире и запятой

Интересная статья появилась в прошлом году в одном из научных сборников.

"Поэтическое наследие В.С.Высоцкого представляет целый спектр вариантов маргинального существования его героя: волк, воин, разбойник, бродяга/странник, поэт, пьяница, сумасшедший, актер, шут. <...> Все перечисленные выше модификации героя В.С.Высоцкого восходят к базовой мифологеме героя-волка <...>.

Практически единоличное существование героя-разбойника в творчестве В.С.Высоцкого (до 1963 г. включительно) сменяется периодом, для которого характерно слияние в образе одного героя статусов воина и разбойника... <...> в поэзии В.С.Высоцкого герой-воин является логическим продолжением героя-разбойника, следующей стадией его существования, герой как бы взрослеет вместе с автором. Тема войны является своего рода инициацией для героя В.С.Высоцкого, но не в рамках какого-либо конкретного текста, а в рамках всего творческого наследия поэта (маргинальный юношеский разбойничий статус, характеризующийся в целом подростковым деликвентным поведением, сменяется статусом воина) <...>".

Жаль, что автор серьезной статьи не избежала свойственной многим научным работам о Высоцком поспешности в выводах, приняв за доказанный факт гипотезу о противопоставлении в его творчестве сакрального центра и маргинальной периферии и о маргинальности героя ВВ.

Недоумение вызывает и пассаж про образ пророка:

"Судьба пророка в поэзии В.С.Высоцкого тесно связана с двумя поведенческими стратегиями – безумие и пьянство".

Особенно странно это заявление выглядит на фоне совершенно справедливой фразы о том, что –

"Образ пророка и певца-поэта у В.С.Высоцкого также сближается через образ Христа, который мыслится одним из великих поэтов (“О фатальных датах и цифрах” (1971)".

Так какой же знак препинания ставить между пророком и пьяницей с безумцем? Тире? А может, все-таки запятую?..

Статья Е. Климаковой "Концепция человека в поэзии В.С. Высоцкого" опубликована в издании: Литература в контексте современности: Сборник материалов IV Международной научно-методической конференции. – Челябинск: Энциклопедия, 2009. – С. 243-247.
Текст этой статьи в Интернете: http://vv.mediaplanet.ru/bibliography-articles-2009.

June 2015

S M T W T F S
 123456
78910111213
14151617181920
21222324 252627
282930    

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 23rd, 2017 03:58 am
Powered by Dreamwidth Studios