Есть несколько известных фактов, сопоставление которых приводит к любопытным заключениям. Проведем небольшое исследование.

Часть первая

Эпизод первый

Песню "Целуя знамя в пропыленный шелк..." Высоцкий впервые спел осенью 1971 года [1].Read more... )
В конце этой большой цитаты автор, возможно, чувствуя, что слишком отдалился в своих трактованиях от текста Высоцкого, – вдруг начинает возвращать поход в смерть в лоно жизни. Оказывается, смерть в "Белом безмолвии" не настоящая ("смерть не должна переживаться легче от того, что она – символическая"), и речь идет о перерождении – о возрождении человека "в новом – идеальном – качестве". Но идеальное качество, как его ни понимай, если и возможно, что лишь за пределами жизни. Так я и не поняла, какую смерть навязывает автор статьи героям ВВ – всамделишную или символическую. Читать дальше... )
Это продолжение предыдущих заметок. Их последняя часть неслучайно носит другое название. В формально научных публикациях о Высоцком - таких, как разобранные нами статьи С.Уваровой и Е.Климаковой, - столько чепухи и столько уже об этом написано на страницах данного ЖЖ, что не стоило ради одного этого затевать данные заметки. Толчком к их написанию и их оправданием являются не вышеназванные опусы, а классная статья Ларисы Левиной "Страшно, аж жуть!" (http://uchebana5.ru/cont/1301347.html) о "страшных балладах" Галича и Высоцкого.
Читать дальше... )
Как я уже писала ранее в этой заметке, мне, как прежде – участникам дискуссии на Форуме Высоцкого на Куличках, история с песней “Восход” показалась во многом странной. Возникло сомнение: а может, автор этого текста – не Высоцкий? Но я не знаток тонкостей человеческой и творческой биографии Высоцкого. Захотелось узнать мнение специалиста, и я обратилась к Всеволоду Ковтуну.

Вс.Ковтун:

- В связи с этой песней я не вижу ничего удивительного, странного.
Читать дальше... )
Приспело время вспомнить, что “Истома” не стихотворение, а песня, и обратить внимание на то, как пел Высоцкий.
Read more... )
Я думаю, тяга героев ВВ к быстрым перемещениям связана не с пространственными их ощущениями, а с временнЫми.

В мире Высоцкого многое – в том числе и состояние персонажей и даже время – выражается в образах преодоления пространства (в чем, конечно, Высоцкий очень русский поэт).

* * *
Вернемся к “Истоме”, в двустрочию –

Устал бороться с притяжением земли,
Лежу – так больше расстоянье до петли –

Его центр – слово “лежу”: оно завершает первую часть фразы и начинает вторую. Каждая из частей, взятая в отдельности, придает этому слову разный смысл, практически противоположный. Как заключение первой строки, слово “лежу” означает полную утрату сил жить. Лежание и традиционно ассоциируется со слабостью и болезнью, а в связке с притяжением земли приобретает явственный смысл умирания. Тут уже не о призраке смерти – о близкой кончине впору говорить. Все идет к концу, но...
Читать дальше... )
В одном ЖЖ поместили текст песни “Истома ящерицей ползает в костях...”, назвав ее грустной. Это – одна из иллюзий, которых много в нашем традиционном восприятии песен ВВ. Мы часто принимаем слова его героев за чистую монету, как будто это говорит автор – прямым текстом.

В первой книжке серии “Высоцкий и его песни” была глава об “Истоме”, заключительная. Интересно – тираж книжки я получила ровно десять лет назад, 15 марта 2003 года. Вроде как двойной повод припомнить ту главу. :) Книжка целиком выложена в Библиотеке Мошкова (здесь). Здесь дам основные фрагменты этой главы.

Через десять лет после выхода книжки я еще яснее вижу, как был прав человек, который составлял ее из отдельных моих статей: статью об “Истоме” он поместил последней – на традиционном месте итогов, выводов. Глава эта называется –

“И повинуясь притяжению земли...”
Read more... )
Пару месяцев назад я задалась очередным простым вопросом: как может быть легенда реальней сновидения и бреда? (http://about-visotsky.livejournal.com/107850.html) Илья Нуретдинов (на форумах Высоцкого – kommentarij) откликнулся на заметку неожиданно: прислал копии рукописей текста и записей этой песни [1]. Они действительно имеют прямое отношение к моему простому вопросу (и об этом мы еще поговорим отдельно). Но всколыхнули и еще одну тему, которая на самом деле – горячей некуда, однако в разговорах о Высоцком, печатных и непечатных, она почему-то еле тлеет.
Читать дальше. + 3 записи Высоцкого + 2 страницы рукописей )

[livejournal.com profile] strannik17:

“В 50-х годах "Дорогой длинною" пел по заграницам Юрий Морфесси. <...> Высоцкий "по мотивам" Морфесси писал многие свои "цыгано-кабацкие" романсы”.

http://avmalgin.livejournal.com/3356612.html?thread=142906308#t142906308

Не так уж и много у ВВ "цыгано-кабацких" песен, да и "по мотивам Морфесси" - очень сомнительно. Не ощущаю похожести в манере исполнения. Вот, например, Морфесси поет "Дорогой длинною":


А вот Высоцкий в более-менее сходном репертуаре:


Фонограмму эту я раньше не слышала и спросила о ней Всеволода Ковтуна, знатока источников - записей и рукописей Высоцкого, текстолога. Запись была сделана в Киеве Г.Лубенцом 22 мая 1968) года.

Это микс из двух романсов.

Первый - на слова А.Кусикова (у А.Мариенгофа в "Романе без вранья": "После Нового года у меня завелась подруга. Есенин смотрел на это дело бранчливо; супил брови, когда исчезал я под вечер. Приходил Кусиков и подливал масла в огонь, намекая на измену в привязанности и дружбе, уверяя, что начинается так всегда - со склонности легкой, а кончается... и напевал своим приятным, маленьким и, будто, сердечным голосом: "Обидно, досадно, До слез, до мученья..."...").

Второй - "Мы только знакомы" (музыка Б. Прозоровского, слова Л. Пеньковского):

Спокойно и просто мы встретились с вами,
В душе зажила уже старая рана,
Но пропасть разрыва легла между нами –
Мы только знакомы. Как странно…

Как странно все это, совсем ведь недавно
Была наша близость безмерна, безгранна.
А ныне, ах, ныне былому не равно,
Мы только знакомы. Как странно…

Завязка – вся сказка. Развязка – страданье.
Но думать все время о вас неустанно…
Но, может быть, впрочем…
Зачем? До свиданья.
Мы только знакомы. Как странно…"

Распространенность этой записи Вс.Ковтун объясняет тем, что она "очень качественная, к тому же с не самыми запетыми песнями. Вдобавок еще при жизни Высоцкого попала к барыгам и копировалась бесконечно".
Людмила Томенчук

Глава 8. СЧАСТЛИВЧИК, УБЕЖАВШИЙ С СУШИ...*

(Окончание)

* * *

Текст написан в 1977 году116. Высоцкий и Марина Влади были в Мексике, на острове Косумель, где М.Влади снималась в фильме. Высоцкий в это время много занимался подводным плаванием, что и было импульсом к написанию данного стихотворения.

Существуют две рукописи, относящиеся к этому тексту117*, обе – на фирменной бумаге “Бич-отеля”, расположенного на о. Косумель. На двух страницах черновика много правок. На двух страницах правленой беловой рукописи двадцать строф ВВ пронумеровал. Две заключительные записаны на полях в верхнем правом углу первой страницы и не имеют авторской нумерации. Строки второй строфы Высоцким не упорядочены. В черновике следов этих двух последних строф нет. Значит, они появились на стадии дополнения беловика.

Отсутствие нумерации этих строф, скорее всего, означает, что ВВ записал их после того, как пронумеровал строфы основного текста. На то, что первоначально текст состоял из двадцати строф, а эти две дописаны позднее, указывает и расположение 19-й (“Назад – не к горю и беде…”) и 20-й (“Похлопал по плечу трепанг…”) строф на второй странице беловика: они записаны в самом низу в две колонки, ВВ явно стремился уместить на странице весь текст.

Высоцкий делал эти записи по свежим впечатлениям от собственных подводных путешествий, отсюда обилие деталей реального погружения под воду. Этим объясняются и очевидные перепады образного напряжения, противоречия образов и мотивов в разных фрагментах текста, сюжетная невыстроенность и другие моменты, отмеченные выше. Описанные особенности текста и рукописей позволяют считать, что перед нами не столько более или менее законченное стихотворение, сколько рифмованный набросок сюжета – заметки для памяти. (Так, на мой взгляд, мотив “бытийных глубин” возник у ВВ не сразу, а уже в ходе написания текста, отсюда и противоречие начала и середины).

Поскольку вторая рукопись содержит мало авторской правки, и ВВ явно стремился уместить весь текст на двух страницах, думаю, в момент переписывания набело он полагал текст законченным. Но потом отнесся к этому иначе.

Напомню, что в тот момент “Упрямо я стремлюсь ко дну...” завершалось следующими двумя строфами:

Назад – не к горю и беде,
Назад и вглубь – но не ко гробу,
Назад – к прибежищу, к воде,
Назад – в извечную утробу.

Похлопал по плечу трепанг,
Признав во мне свою породу.
И я выплёвываю шланг –
И в лёгкие пускаю воду.

То есть сперва финальным событием было самоубийство: текст заканчивался мотивом ухода, разрыва. Такой финал Высоцкому не свойствен. Возможно, поэтому появилось продолжение.

Первая из двух дописанных строф завершает смысловую линию, начатую в предыдущих:

Сомкните стройные ряды!
Покрепче закупорьте уши!
Ушёл один – в том нет беды.
Но я приду по ваши души!

А вторая вводит новую тему, меняя смысл всего текста:

Страшнее Синей Бороды,
Раздувшийся, с лицом кликуши
Утопленник – ещё один
Счастливчик, – убежавший суши.

Этот авторский комментарий и есть очевидный и однозначный ответ Высоцкого на резонный вопрос, а что же думает автор текста по поводу всей этой сомнительной подводной одиссеи. Введение совершенно новой темы, да еще в форме прямого комментария, меняющее смысл сюжета на противоположный, – еще одно косвенное свидетельство того, что вряд ли ВВ обдумывал какое-то время данный замысел. Скорее всего это были именно рифмованные заметки для памяти, которые первоначально, на этапе записывания, как ему показалось, складывались в стихотворный текст. Но почему Высоцкий не завершил работу над ним?

Я думаю, прочтя перебеленный текст, он заметил то, что упустил, когда строки выходили из-под его пера. Главная проблема этого замысла – неразрешимое противоречие мотива погружения под воду и стремления дойти до сути. В переносном смысле, когда человек постигает суть вещей, добирается до дна, эта глубина остается с ним, ему не нужно “всплывать на поверхность”. А в реальном погружении остаться “на дне” можно лишь с камнем на шее... “Всплыть на поверхность” в метафорическом смысле имеет однозначный негативный смысл, а в физическом – столь же однозначный позитивный. Замысел надо было или в корне менять, или отказаться от доработки текста. Что, как я полагаю, Высоцкий и выбрал.

Анализ данного текста не является исчерпывающим, так как не был привлечен к делу черновик (к сожалению, эта рукопись мне пока недоступна). Есть, однако, публикация Юрия Тырина, предложившего свой вариант чтения этого черновика118. Из нее видно, что серьезных разночтений с беловиком в черновой рукописи нет. Так что, скорее всего, ее изучение не повлияет существенно на наши выводы.

Случай со стихотворением “Упрямо я стремлюсь ко дну…” дает повод коснуться некоторых общих вопросов высоцковедения. Наиболее очевидные из них – специфика изучения текстов Высоцкого, не ставших песнями, особенно написанных в последние годы жизни, и необходимость в исследовании текстов опираться на первоисточники.

2006



116 Ковтун В. [Комментарий] //Высоцкий: время, наследие, судьба. № 23. 1995. С. 6. В данной главе текст стихотворения Высоцкого цитируется по этому изданию. Электронный вариант – http://otblesk.com/vysotsky/-uprjamo.htm.

В предисловии к этой публикации упоминается книга Марины Влади “Владимир, или Прерванный полёт”. В интервью Вс. Ковтуна киевской газете “Вечерние вести” есть интересное предположение о мотивах появления этой книги:

“Я имел удовольствие общаться с Мариной, поэтому отношение к книжке сложилось двойственное. Прекрасно понимаю, что для Влади это было некой аутотерапией, способом психологической разгрузки. Марина очень любила Высоцкого, принимала участие в устранении многих сложностей в его жизни. Но были проблемы, с которыми она не справилась… Боль от этого, думаю, даже чувство вины (полагаю, ложной), подтачивала ее многие годы. Ей нужно было в конце концов сто раз проговорить эти проблемы, выплеснуть, не приукрашивая, чтобы убедить себя: я сделала все, что могла… Эту книгу, безусловно, надо было писать. Но вряд ли стоило результат такой терапии нести в издательство. Впрочем, мало кто знает, что Марина не собиралась публиковать это на русском! Она не ожидала, что российские газеты раскопают ее книгу и станут печатать оттуда куски. Именно это спровоцировало подготовку и публикацию авторизованного русского перевода.

Многое в своей книге Влади преувеличивает, факты далеко не всегда точны. Но это же дневник эмоций, а не событий. Марина часто повторяла, что написала художественное произведение, а не мемуары” (http://vvnews.info/analytics/culture/54218-porvi-i-nikomu-ne-pokazyvay.html).

117* Там же.

118* http://www.vagant2003.narod.ru/2003161039.htm

* Фрагменты, отсутствующие в тексте книги и добавленные в эту публикацию, даны с отступом влево.
Ушел из жизни Игорь Роговой.

Я знала его работы по Высоцкому, видела его на московских конференциях в Музее ВВ. Мы не были лично знакомы. Может, потому как раз, что я его не знала человечески - характер, нравы, все такое.., он для меня был и остался чистым эталоном профессионального и человеческого отношения к делу.

Я написала об этом Всеволоду Ковтуну, а он ответил:

"Знаешь, я бы так сказал. Он был человеком дела в том смысле, в котором это значит даже больше, чем человек слова. Он и других ценил по шкале такой примерно: 1. Отношение к делу. 2. Профессиональная состоятельность 3. Цельность человека, наличие системы ценностей (не на словах). Остальное вообще было по большому счету по борту.

А милый для всех характер обычно имеют всякого рода подонки, не замечала? У людей с принципами вечно какие-то рывки..."

Игорь Роговой...
Светлая память.


"ПАЛИНДРОМЫ В ЖИЗНИ ВЫСОЦКОГО"

В одной из первых тем Форума Высоцкого на Куличках была ссылка на интересную публикацию, название которой вынесено в заглавие этого поста.

"В начале 1978 года журнал "Химия и жизнь" публикует палиндромы Бориса Гольдштейна. Высоцкого эта публикация заинтересовала, он захотел встретиться с автором палиндромов. Вот что вспоминает об этой встрече Б.Гольдштейн в газете клуба ценителей русского палиндрома"Амфирифма" №8 за 1994 год:

"<…> Долго читаю ему свои п-мы.
<…> Все это Высоцкий слушает очень внимательно.
- Ну как? Нравится?
- Да, я уважаю вложенный сюда труд! Он признает эффект звуковой симметрии, сам добивается подобного. При сочинении песен он сначала слышит звук, ритм, а потом уже приходят слова. Это как у Пастернака, говорит Высоцкий. Но и у любого поэта так. Вместе вспоминаем: "Приближается звук. И, покорна Щемящему звуку, Молодеет душа".
- Но это Блок, – говорит он.
А я отвечаю, что специально интересовался звуковыми симметриями у Блока и пытался их пародировать в п-мах.
- Да простит мне Блок, но все же палиндромы – это не настоящие стихи, – говорит Высоцкий. <…>"

Все это мне сразу пришло на ум, когда в начале мая Леонид Адрианов передал мне заметку Всеволода Ковтуна о найденных в архиве Высоцкого 43 строках палиндромов, возможно, им самим написанных.

Сразу же возникла гипотеза о связи этих двух публикаций: возможно, Высоцкий начал писать палиндромы под воздействием разговора с Б.Гольдштейном?! Немедленно я написал В.Ковтуну и Б.Гольдштейну, а сам начал изучать приведенные строки.

С первого же взгляда было ясно, что строки эти близки по духу творчеству Б.Гольдштейна. С удовлетворением я заметил, что несколько строк повторяют уже давно известные гольдштейновские. Вероятно, Высоцкий обратился к палиндрому не сразу, поэтому и произошло пересечение этих строк, – подумал я.

С каждым днем строки из архива становились все более похожи на строки самого Б.Гольдштейна, пока в конце мая не пришел от него ответ. Б.Гольдштейн узнал свои строки и вспомнил, что подарил их на память Высоцкому по его просьбе. Так стало очевидно, что хотя сам Высоцкий палиндромов и не писал (это подтверждает и анализ почерков, не противоречит этому и письмо, полученное позже от В.Ковтуна), но листок с палиндромами Б.Гольдштейна сохранил.

Для нас также интересно то, что из публикации В.Ковтуна мы теперь можем установить, какие именно палиндромы хранил и, возможно, перечитывал Высоцкий. Вот некоторые из них:
- Молот, серп – престолом.
- Полот с огорода, да дорог остолоп.
- Мог Нину Арбенин и не браунингом.
- Умер – и мир ему.
- Молод, и иди идолом!
- Вымой олуха, хулой омыв!
- О, да не по жопе надо!
- Не лови, диавол слов, а иди волен.
- Нам богом быть ты б мог, обман!
- Не убог – от этого буен.
<...>
3.06.99 Координатор клуба ценителей русского палиндрома "Амфирифма" Владимир Рыбинский".
http://rubtsov.penza.com.ru/palindrom/visotsky.htm


МЫ МНОГОЕ ИЗ КНИЖЕК УЗНАЕМ

Есть несколько версий того, почему Высоцкий хотел напечататься, вступить в Союз писателей.

Версия первая, назовем ее условно психологической.

Высоцкий чувствовал себя настоящим поэтом и болезненно относился к тому, что другие его поэтом не считали. Публикация стихов, вступление в СП, придали бы ему официальный статус, поставив вровень с его талантливыми поэтами-современниками, которые все обладали этими формальными атрибутами принадлежности к поэтическому цеху. На такую версию работают многие воспоминания людей, близких к Высоцкому. Например:

"Меня все время гложет одна мысль: если бы кто-нибудь из больших поэтов сказал Володе тогда: "Ты гений!" Но ведь серьезного разговора о поэзии так и не произошло при жизни... А он страшно хотел этого! Это не просто уязвленное авторское самолюбие – здесь была трагедия. Да, успех! Да, он знал, что его любят люди... Но уровень восприятия? Ведь Володя воспринимал себя на уровне Есенина, Пастернака" (Воспоминание В. Янкловича – в кн.: Живая жизнь : Штрихи к биографии Владимира Высоцкого. – М., 1988, с. 263).

Такие воспоминания не вызывают большого доверия, очень уж наивным предстает в них Высоцкий. Он мог не знать на собственном опыте, но прекрасно понимал, что талантливые поэты далеко не всегда чутки к чужим стихам, и мнение даже большого поэта – не знак качества. Поэтому мне и кажется, что сильный интерес, а тем более зависимость от оценок официально признанных поэтов, желание формально быть, как они – печататься, стать членом Союза писателей, – больше похоже на выдумку мемуаристов, чем на факт биографии Высоцкого.

Версия вторая, "романтическая".

"Высоцкий хотел, странно и прозаично, – напечататься. Блажь баловня судьбы? Дань укоренившемуся предрассудку числить типографский оттиск единственным пропуском в поэтический рай? Не только. Еще: отвага и азарт сыграть на общем поле, по традиционным правилам, и – все равно победить ("я стремился выиграть – как все"). Была еще одна, быть может, самая главная причина.

Соединив поэзию с музыкой и пением, Высоцкий вернул стих в породившую его стихию, из которой много веков назад он выбрался на бумажный лист, на книжную страницу. Но сам стих Высоцкого был потомком "книжной" поэзии, сохранив все ее свойства – сложную систему образов, богатую рифмовку, изощренную форму. В сиюминутном движении песни мы не могли уловить и десятой доли того, что нес в себе стих (об этом, об этом кричит "Иноходец").

Надежду быть по-настоящему услышанным стих Высоцкого мог обрести, только существуя в двух измерениях, звучащем и книжном" (Томенчук Л. "Пятнадцать – это срок, хоть не на нарах..." // Наше мiсто (Днепропетровск). 1995. 25 июля. С. 4).

И наконец, версия "практическая".

Опубликовать книгу стихов Высоцкого при его жизни на родине было невозможно.

"Впрочем, будучи супругом иностранной гражданки (более того – видного общественного деятеля), он имел редчайшую по тем временам возможность выезжать в другие страны. Почему в таком случае нет ни единого свидетельства даже попыток подготовки книжного издания?

"Володя не хотел, чтобы его поэзия пошла оттуда", – вспоминал В. Янклович, администратор Театра на Таганке и импресарио концертов Высоцкого. "По-настоящему они, – говорил сам поэт о собственных песнях, – могут быть понятны только русскому человеку". "Имеют ли смысл пластинки, которые издаются "там" и не доходят сюда?" – спросили его из зала. "Они очень доходят. И если доходят, – то только сюда".

Сопоставив эти свидетельства, можно понять причину удивлявшего многих стремления Высоцкого официально утвердить свой статус как поэта (вплоть до попыток вступить в Союз писателей СССР). Формальное признание позволило бы всерьез приступить к публикации стихов на родине, а в случае неудачи давало бы возможность печатать их за рубежом в расчете на то, что подобные издания не будут запрещены к ввозу. Именно так произошло с пластинками" (Вс. Ковтун. Детали опасной игры // DFoto. 2005. № 7-8. С. 72, 74).
В ГЛУШИ И В ДЕБРЯХ ЧУЖДЫХ НАМ СИСТЕМ


Высоцкий был в Америке летом 1976 г. В популярной программе "60 минут" телеканала CBS записали сюжет, посвященный его приезду в Нью-Йорк. У этой передачи есть ряд любопытных особенностей. В статье "Детали опасной игры" (DFoto, 2005, №7-8) Вс. Ковтун отмечает, что Высоцкий не просто дал несанкционированное интервью, но появился на экране в стране, на поездку в которую не имел разрешения. И в самом тексте передачи, в словах журналиста есть острые моменты:

==="Собственно, в Нью-Йорке Владимир Высоцкий был только проездом. Он намеревался записать альбом в канадской музыкальной компании. Он хотел сделать это самостоятельно, без предварительного согласования с советскими официальными лицами, так как во Франции уже не была разрешена запись одного его альбома".

Казалось бы, обнародовать такие планы, да еще в столь дерзкой форме – верх безрассудства, но... Автор статьи предлагает присмотреться к фотографиям.

"В 1975 году Высоцкий снимается в кинофильме А. Митты "Сказ про то, как царь Петр арапа женил". Для роли он отпускает длинные волосы, а по окончании съемок еще с полгода не стрижет их, что подтверждают многочисленные снимки. На фотографиях же, снятых летом 1976 г. в Канаде (в том числе – на веранде студии Андре Перри, где, по воспоминаниям Марины Влади, проходила запись диска), видно, что волосы он слегка и довольно небрежно укоротил. Однако как в телесюжете CBS, так и на снимках, сделанных в это посещение Высоцким Нью-Йорка, он предстает с короткой и аккуратной стрижкой!"

Таким образом, фотографии и видеоряд телепередачи свидетельствуют, что Высоцкий сначала приехал в Канаду, где записал диск, и после этого прибыл в США, а не наоборот, как следует из слов ведущего передачи "60 минут". Зачем понадобилась "рокировка" событий? Вс. Ковтун объясняет это так:

==="Вполне возможно, что, не оставляя попыток договориться с Министерством культуры СССР [о согласовании программы дисков, записанных на фирме Chant du Monde. – Л.Т.], поэт осознанно пытается сыграть на пропагандистском противостоянии социалистического лагеря с миром капитала. <...> Высоцкий добивается разрешения на поездку во Францую, "в гости к жене". Получив его, негласно берет визы в московских посольствах Канады и США (судя по документам, советские инстанции обнаружили это лишь по его возвращении). Посетив Францию, вместе с супругой отправляется в Канаду (на территорию которой не распространяется контракт о передаче прав "Шан Дю Монду"), там записывает диск и, надо полагать, "утрясает" детали его выпуска в свет. После чего отправляется в Нью-Йорк, где на голубом глазу дает то самое интервью".

Этим Высоцкий демонстрирует "открытость" своих действий, предвосхищая возможные упреки в "происках", не дает возможности нашим "органам" помешать записи диска и оформлению договора с издателем и провоцирует советскую сторону на попытку опередить Запад в выпуске пластинки ВВ. Так и случилось.

"Le Chant du Monde получил "добро" на выпуск одного диска Высоцкого и сделал это столь стремительно, что сумел ненадолго опередить RCA. <...> В Советском Союзе был срочно издан "миньон" с несколькими песнями из так и не вышедшего на "Мелодии" альбома. <...>

По иронии судьбы выход в свет первого отечественного книжного сборника поэта <...> произошел после его кончины именно в соответствии со схемой, описанной в данной статье, – его спровоцировал выпуск в США сборника текстов, подготовленного несколькими тороватыми эмигрантами. Правда, никакой иной расчет, помимо желания подзаработать непыльным трудом, в действиях этих лиц невозможно даже заподозрить".

June 2015

S M T W T F S
 123456
78910111213
14151617181920
21222324 252627
282930    

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 24th, 2017 03:57 pm
Powered by Dreamwidth Studios