В заметке, посвященной выходу книги “Олег Янковский глазами друзей”, цитируется воспоминание режиссера С.Соловьева, в котором есть и о Высоцком (http://kp.ua/daily/241112/367917/):

“Потом я уже увидел Олега в картине, которая произвела на меня огромное впечатление. Снял ее чудесный режиссер Женя Карелов. И называлась она "Служили два товарища". Олег играл там служивого кинооператора, совершенно не выдающегося. Он все время крутил ручку, было ощущение, что он ничем не интересуется – ни гражданской войной, ни немыслимым темпераментом своего безумного товарища, которого играл Ролан Быков.

Рядом с ними в этой же картине существовал Володя Высоцкий. Он мог нравиться, не нравиться, но когда Володя начинал что-то говорить своим хриплым голосом, даже Ролан Быков приобретал не столь яркий оттенок. А Олег и вовсе выглядел серой мышью. А вот когда заканчивалась картина, вдруг возникало ощущение, что Олег крутил ручку и крутил, но на самом деле был главным. А вокруг все кричали, орали, коней топили, сражались, затворы дергали, палили”.
Здесь http://colonelcassad.livejournal.com/877353.html говорили о “Собачьем сердце” – повести Булгакова и фильме Бортко. И упомянули Высоцкого в интересном контексте:

[livejournal.com profile] prometheus:
Большинство людей воспринимает "Собачье сердце" как антисоветчину. В книге Преображенский и Борменталь представлены не так положительно, как в бортковской экранизации. <...>

[livejournal.com profile] kajaleksei:
В данном случае, восприятие произведения сильно искажено официальной трактовкой <...>. Предвзятость, вырабатываемая официальной и неофициальной пропагандой, всегда очень сильно мешает воспринимать окружающее адекватно.

Кстати, если бы не личное обаяние Евстигнеева, то и в кино образ Преображенского вовсе не выглядел бы таким положительным. Но с великими это иногда бывает, например, в "Месте встречи изменить нельзя" Высоцкий так же изменил образ Жеглова, изначально отрицательный”.

Мы чувствуем и осознаем обаяние, но, кажется, редко учитываем его неоднозначность. Обаяние личности, обаяние стиля, остроумия – оно сообщает силу слову, поступку, и оно же отвлекает от сути..?

К слову, в том же обсуждении “Собачьего сердца” дали ссылку на одно толкование этой повести (http://advokat001.livejournal.com/845.html), а там – дельная мысль про безответственность экспериментаторов. Такой себе синдром погруженности в настоящее. :)
http://chtoby-pomnili.livejournal.com/653822.html:

Из интервью с Надеждой Борисовой, дочерью актера Льва Борисова:

“Знаете, что в "Истории Димы Горина" в роли шофера Софрона сначала снимался папа? А потом его заменили на Владимира Семеновича Высоцкого. Как получилось: когда начались съемки, у папы родилась первая дочь – Таня. Он на радостях так загулял, что директор картины предупредил: "Еще раз придешь на площадку с бодуна, заменим на другого артиста". И папа все-таки не удержался, выпил…

Софрона сыграл Высоцкий. Как-то, спустя годы, они встретились на Пушкинской площади, распили на скамеечке бутыль коньяка, и Высоцкий говорит: "Лева, ты не обижаешься на меня?" — "За, что Владимир Семенович?" – "За то, что я сыграл твою роль. А ты знаешь, что директор картины потом мне говорил? Что поменял шило на мыло". Если этот фильм смотреть внимательно, то видно, где играет папа, а где Высоцкий.

- Пьют-то часто от безысходности, а Лев Иванович отчего?

- Папа об этом периоде своей жизни с улыбкой вспоминал, мол, дурак был! Рассказывал, как в то время не пить было вообще трудно. То и дело кто-то подначивал: "Ты что, меня не уважаешь?! Зазнался?". Приходилось уваживать… Иначе – смертельная обида”.
В архиве Форума Высоцкого на Куличках (http:/ /ubb.kulichki.com/ubb/Forum53/HTML/000390-2.html) есть ссылка на интервью В. Топаллера с Георгием Вайнером. Вот фрагмент, касающийся Высоцкого.
Дальше – больше... )
Известно, что в “Стряпухе” Пчелку, героя Высоцкого, озвучивал не ВВ. Но кто? В одной их старых тем Форума Высоцкого на Куличках (http:/ /ubb.kulichki.com/ubb/Forum53/HTML/000390-2.html) нашла ссылку на заметку “За Высоцкого в "Стряпухе" пел солист хора” (http://www.kp.ru/daily/23224/26905/).
Дальше – больше... )
Совпадение: открыла очередную тему из архива Форума ВВ на Куличках (http:/ /ubb.kulichki.com/ubb/Forum53/HTML/000386.html), а там – обсуждение высоцких Дон Гуанов.

Алексей Ляхов, написано 11-01-2004:
<...> Дон Гуан Швейцера – это готовая сделанная работа, чего не скажешь о Гуане Эфроса. Ведь <...> была только черновая прикидочная запись. ВВ только пробовал роль, вчитывался, но еще не играл её. Голос его безжизнен, но не потому, что это смертельно уставший человек, а потому что это читка, проба. Там нет эмоций, там только голос. Нам не дано знать как Высоцкий сыграл бы Дон Гуана в дискоспектакле, мы можем слышать только его репетицию, на которую наложены голоса других артистов.
Дальше – больше... )
Из двух Дон Гуанов Высоцкого отдаю безусловное предпочтение эфросовскому. Сравнение Высоцкого в одной и той же роли в фильме и радиоспектакле показывает, что для создания замечательного образа ему, кроме голоса, ничего и не нужно было, никакой визуалки.

Кажется, кто-то уже назвал голос Высоцкого гениальным творением ВВ наравне с его песенным миром. Присоединяюсь.

Вот первый диалог Дон Гуана и донны Анны из радиоспектакля:

http://www.youtube.com/watch?v=29W-fLbcSz4

А это - тот же диалог из фильма (с 0:16:21):

http://www.youtube.com/watch?v=5P7A178XHf8

Конечно, надо учитывать несопоставимость Эфроса и Швейцера: первый был гениальный режиссер, а второй, похоже, ни на что, кроме унылой иллюстрации, способен не был. Соответственно, Высоцкий в киношном Дон Гуане вынужден был учитывать весь контекст фильмы, и это отразилось в голосовой подаче роли, например, в преувеличенных акцентах. Будь фильм получше, и Дон Гуан в нем был бы еще краше.

Любопытно, что этот образ - киношный Дон Гуан Высоцкого - очень близок к образу самого ВВ, поющего свои азартные песни. А суть этих двух образов очень разная. Это потому, что разный контекст: за поющим Высоцким - его песенно-поэтический мир, а за киношным Дон Гуаном - примитивная иллюстративность фильмы (и часто ужасная игра актеров - взять ту же Лауру).
В начале этого года по наводке [livejournal.com profile] mercator я прочла пост А.Мальгина “Голос Высоцкого в кино” (http://avmalgin.livejournal.com/2842836.html) и написала заметку об одном из упомянутых в этом посте фильмов – рекламном “кукурузном” мультике “Чудесница” (http://about-visotsky.livejournal.com/61848.html).

Есть сомнения и еще по одному фильму, упомянутому А.Мальгиным, – “Карьера Димы Горина”. В посте написано, что Высоцкого в этой картине переозвучил другой актер. В комментариях возразили: Высоцкий озвучивал сам. Автор поста не согласился: “Специально посмотрел фильм - не его голос, хоть режьте”. И дал ссылку вот на этот ролик: http://youtu.be/C13OSiqz8Sw.

Действительно, голос у героя ВВ “невысоцкий” – слишком высокий, какой-то женоподобный, но… Некоторые интонации сильно напоминают Высоцкого, особенно явно – в конце сцены, когда двое наклеивают табличку “Не влезай – убьет”, и герой ВВ говорит “Вот так вот”. Ну чистый Жеглов! :)

Высоту голоса изменить несложно, а с нею и тембр поплывет. Пример – в той же заметке А.Мальгина:

“Год спустя голос Высоцкого прозвучал в мультфильме "Шпионские страсти". Но его до сих пор никто не узнает: режиссер Ефим Гамбург использовал "Очи черные" в исполнении Высоцкого, намеренно ускорив воспроизведение - получился женский вокал (http://www.youtube.com/embed/XbxBU8txPxc)”.

Но интонация – совсем другое дело. В общем, на мой слух, звуковая дорожка фильма “Карьера Димы Горина” не дает однозначного ответа на вопрос, озвучивал ВВ своего героя или нет.
Сегодняшний день принес еще одно любопытное сетевое упоминание Высоцкого. То ли случайность, то ли интернет активизируется в преддверии очередной годовщины. А конкретно - вот что.

[livejournal.com profile] pegasoff поместил в своем журнале заметку "Я мажу морду гуталином" про то, что в прежние времена этнических героев играли в кино загримированные белые актеры - и на западе, и у нас. А потом эта традиция благополучно сдохла - сперва у них, а потом и у нас.

"По современным меркам попытка провернуть подобное будет оценена как расовая дискриминация".

Да и глупо это, потому что

"любые такие попытки выглядят смешно и убого. Гримируй-не гримируй, а индейца из европеоида не получится".

А в комментариях добавляет:

"Зачем снимать кино о папуасах, если у вас под рукой нет актёров-папуасов? Кино — недешевое производство. От летающих тарелок на ниточках коробит, а от нагуталиненных негров — нет?"

Тут-то Высоцкого и вспомнили.

[livejournal.com profile] burkin:
Всё не так однозначно, все-таки искусство. Не думаю, что фильм "Как царь Пётр арапа женил" выиграл бы, пригласи режиссер на главную роль вместо "нагуталиненного" Высоцкого какого-нибудь, даже очень талантливого негра.

[livejournal.com profile] pegasoff:
Нагуталиненный Высоцкий смотрится смешно. На мой взгляд, именно поэтому фильм не добился успехов.

[livejournal.com profile] burkin:
Что ты называешь "успехом"? Фильм пользуется всенародной любовью и до сих пор не забыт. Недавно смотрел его по ТВ. А когда первый раз смотрел, пацаном, вышел из зала, купил билет и сразу же пошел на очередной сеанс. Это единственный фильм, который я смотрел вот так - два раза подряд. Высоцкий смешон первые 3-5 минут, потом захватывает игра и сюжет. С каким-то проходным негром вряд ли кто-то его помнил.

Высоцкий сам не хотел гуталиниться, а роль играть хотел. И был прав: Ибрагим - как раз для его герой(а при таком Петре - в том числе и по внешним данным тоже: маленький, почти неказистый). Такая в них обоих сила внутренняя, такой напор...
Итак, вот первый ролик из подборки А.Мальгина - песня сорняков из рекламного мультика о кукурузе “Чудесница”, в записи которой, как считается, принимал участие Высоцкий:
Дальше – больше... )
Любопытную подборку с таким названием опубликовал Андрей Мальгин:

http://avmalgin.livejournal.com/2842836.html

Там и обсуждение очень интересное. Чуть позже продолжу тему - выложу свои впечатления от эпизодов из мальгинской подборки. Надеюсь, и обсудим с пристрастием. :)

Ссылку эту прислал [livejournal.com profile] mercator. Спасибо, Влад!
Петр Вайль...

Когда они с Генисом начали писать отдельно, сразу стало видно, кто есть кто. Вайль не жонглер словами. Он прекрасно мыслит и движет мысль. И в книгах, написанных "в тиши кабинета", и в реальном времени. Он и эссеист, и радиопублицист отменный. А это уже - по горячему, на скорую руку. И все равно - комментируя на "Свободе" любое почти событие, Вайль находит небанальный и очень точный ракурс.

А вот с Высоцким у него явно не задалось. Пустое дело - цепляться к вещам халтурно-поспешным, как "Шампанское и политура". С халтуры чего взять... Но и годы спустя - в июльской передаче о Высоцком 2007 года, в январской 2008-го - нет у Вайля ни одной свежей мысли о Высоцком: либо банальности типа того, что ВВ - лучший из бардов, раз его одного можно читать глазами, либо странности до абсурда (пассаж про 600 песен за 20 лет и сравнение с окуджавскими полутора сотнями за 40). Каждую из этих немногих мыслей Вайль тянет-растягивает, и поневоле возникает впечатление, что сказать ему о ВВ нечего.

Давайте сравним.

Вот - о моде на Есенина в 60-70-е советские годы и новом ее всплеске в начале нынешнего века.

Петр Вайль: "<...> В 60-е в первую очередь для советского человека это - открытие Запада. Тогда распахнулись ворота после долгих сталинских и предыдущих лет, Хрущев стал дружить с Америкой и Западом вообще, и советский человек наконец что-то такое узнал, веющее оттуда. И в каждой квартире, обратите внимание, обязательно висел портрет Хемингуэя в свитере. Вот Есенин стал своего рода, как мне кажется, ответом на Хемингуэя, то есть это была реакция на повальное шестидесятническое западничество, этому следовало что-то противопоставить.

Сейчас совершенно другое дело, но это опять реакция, и опять в известной мере вот на это самое тоже западничество, как говорят критики этого, захлест западной культуры. Обратите внимание на такую интересную штуку. 52 процента, по опросам, российских людей считают себя европейцами. При этом 67 процентов считают влияние западной культуры пагубным. Вроде бы потрясающий парадокс, то есть мы хотим быть европейцами, но такими вот особенными европейцами. У нас тоже должно быть нечто свое, противопоставленное западной культуре. Западная культура понимается, разумеется, в самых примитивных образцах, то есть это второразрядные американские фильмы, латиноамериканские сериалы, - а вот у нас есть и свое. Вот отсюда и появилась мода на телесериалы по русской классике и снова воскрешение Есенина. <...> Он стал ответом, повторяю, на венесуэльские телесериалы и какой-нибудь заштатный американский боевик, который и в Штатах-то на экраны не вышел, а существует только в качестве видео".
http://archive.svoboda.org/ll/cult/1205/ll.122805-5.asp

Вот – из комментария к юбилею маршала Жукова (речь идет о стихотворении Державина "Снигирь", написанном на смерть Суворова, и стихотворении Бродского "На смерть Жукова"):

Петр Вайль: "<...> Бродский сравнивает Жукова с Суворовым. <...> Многое похоже. Но есть огромное различие: Суворов знал, что его достойно воспоют, Жуков – нет.

Суворов дружил с Державиным и за несколько дней до смерти спросил: «Какую же ты мне напишешь эпитафию? – По-моему, много слов не нужно, – отвечал Державин. – Довольно сказать: Здесь лежит Суворов. – Помилуй Бог, как хорошо! – произнес герой».

Жуков же не мог предполагать, что в какой-то Голландии, которую он одной дивизией смахнул бы с карты, о его смерти прочет в иностранной газете советский отщепенец с судимостью за тунеядство. И что тогда он, страшный и знаменитый человек, победоносный полководец, займет особое, высокое место в литературе – станет персонажем.

Суворов знал, что о нем напишет поэт. Жуков – не знал. Поэтому умирали они по-разному. Впрочем, вскоре все стало на места, потому что дело всегда не в маршалах, а в поэтах".
http://www.svobodanews.ru/content/article/316593.html

А вот - о Высоцком.

Из передачи "Свободы" 24 июля 2007 "Малознакомый Высоцкий":
Петр Вайль: <...> мое отношение к Высоцкому изменилось к лучшему, когда я вижу, насколько он выше всех остальных российских бардов, прежде всего потому, что Высоцкий - единственный, кого можно читать глазами. Он фактически единственный настоящий поэт. <...>

Если представить себе всю территорию России, то я убежден, что в этом смысле он превосходит даже Пушкина по своей популярности и по известности. И, конечно, важнейшее обстоятельство, что Высоцкий рассыпался афоризмами по России. Строчки из его песен знают все.

Он играл в кино, но мало и довольно незначительно - может быть, только в фильме "Служили два товарища" сыграна прилично роль поручика Брусенцова. А в 79-м году он наконец-то сыграл роль, сделавшую его безумно популярным. Это капитан Жеглов в сериале "Место встречи изменить нельзя", но произошло это за год до смерти, и получилось так, что Высоцкий умер Жегловым. И это, на мой взгляд, нанесло сильнейший удар по репутации Высоцкого. С ним, с его, действительно, обаятельным образом, связаны не те слова, которые с ним должны были быть связаны. Потому что текст, который произносит Жеглов в кино, <...> произносит, разумеется, не Высоцкий, а его персонаж, который сильнейшим образом ему уступает интеллектуально, и морально, и эмоционально. Но запечатлелся он таким, потому что он после этого умер. <...>

И я свидетельствую, как слышавший это лично от Иосифа Бродского, что тот сказал, что рифмы Высоцкого - выдающиеся. Он это несколько раз повторил с восторгом. Он сказал: "Я - человек дикий, и рифмы для меня - главное, и у Высоцкого рифмы потрясающие".
http://archive.svoboda.org/programs/otbl/2005/otbl.072405.asp

Из комментария на "Свободе" 25 января 2008:

Петр Вайль: "<...> В своем жанре Высоцкий мог всё. Виртуозность складывания слов – захватывающая. Рифмы хочется читать отдельно: «рос в цепи – россыпи»; «Вологде – вона где»; «Бог хранит – ВОХРами»; «тяжело шаги – лошади»; «как встарь, ищи – товарищи»; «не дай Бог – Бодайбо». Важно, что такого у Высоцкого очень много. <...>
Шестьсот песен, попытки прозы, постоянная работа в театре, съемки в кино, множество концертов с разъездами по стране, а потом и путешествия по Европе и Америке – вся эта активность ставит дополнительный, но важный вопрос: не преувеличен ли акцент на пьянстве Высоцкого, тоже делающем его героем русской легенды?

Разумеется, свидетельств множество, и ясно, что человек, написавший «Проводник в предвестье пьянки извертелся на пупе», кое-что понимал в этом деле. <...> Но никогда и никто спьяну не воспроизведет достоверно-уморительного языка, как в «Диалоге у телевизора», не составит точных словосочетаний, как «Бабы по найму рыдали сквозь зубы» или «Бараки, длинные, как сроки», не создаст метафору «И кровь в висках так ломится-стучится, / – Как мусора, когда приходят брать», не нарисует кроваво-алым по белоснежному картину «Охоты на волков», не заставит вибрировать букву «у» в строке «Стервятник спустился и сузил круги». Все это требует трезвого кропотливого труда.

Фольклорность Высоцкого мешает внятно и окончательно определить его место как выдающегося явления культуры, большого русского поэта. Он проявлялся многообразно: музыкально, вокально, киношно, театрально. Но самое главное, потому что самое долговременное – литературно. Он единственный из поющих поэтов, которого можно читать глазами. То есть просто – поэт".
http://www.svobodanews.ru/content/article/431778.html

Можно соглашаться с Вайлем или нет. По мне, то, что он сказал про Бродского и Державина, – чистой воды интеллектуальный экзерсис, не имеющий отношения к реальности. Но какая красивая мысль! Какая виртуозная форма! А про Высоцкого – да, кое с чем согласна. Но как банальна мысль говорящего, как убога форма...
Повторю, не в том дело, прав Вайль или нет. Но перепад качества мысли и слова между сказанным о других и о Высоцком разителен.

Вайль как-то сказал, что Высоцкий - таинственная фигура. Если уж такой человек, как Вайль, ничего, кроме банальностей, не смог разглядеть в Высоцком, значит, точно таинственная.

June 2015

S M T W T F S
 123456
78910111213
14151617181920
21222324 252627
282930    

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 22nd, 2017 04:39 am
Powered by Dreamwidth Studios