Из архива Форума Высоцкого на Куличках (http:/ubb.kulichki.com/ubb/Forum53/HTML/000427-3.html). svetliok процитировал "Музыку и световую цивилизацию" Г.Гачева (не нашла эту книгу в сети):

"14.8.88. Недавно и Владимир Высоцкий, кого не признали ни поэты, ни композиторы в законе, а между тем он – явление!.. «Хрипун, удавленник, фагот»... – да это же Высоцкий, его стиль: из-под глыб постройки гигантской державы и монументального ее искусства прорывается сквозь теснины задавленная душа, и хрипит, в каждой песне предсмертно агонизируя, ее голос. Да, каждая песня – как предсмертная, лебединая – на таком накале. И дрожание удлиненных согласных (в отличие от удлинения гласных, что обычно) – это от нервного, экстатического напряжения личности, что противостала такому Левиафану и выдерживает противостояние!..
Read more... )
Как приятно писать о хорошем.

Лучше всего о музыке песен Высоцкого, о его звуке и голосе написал Александр Тельников. Такой чуткости и точности мне до сих пор не встречалось. Может, потому, что он сам музыкант – скрипач и композитор.
Читать дальше... )
Текст и песня… В начале 80-х годов вышел первый сборник стихов Высоцкого “Нерв” – тогда впервые и заговорили о том, что его песенные тексты неотделимы от авторского голоса: слова песен ВВ

“так органично слиты с исполнением, что отделить одно от другого тут очень трудно – в обыденной жизни попросту и не нужно” [23*].

Едва ли не общепринятым стало также мнение, что тексты песен вне исполнения их автором много теряют.
Читать дальше... )
В последнее время у этого журнала появились новые друзья и новые постоянные читатели, поэтому дам краткую справку. Есть у меня авторская серия книжек “Высоцкий и его песни”. В начале 2008 года был опубликован пятый выпуск, книжка “Вы вдумайтесь в простые эти строки…”. Из девяти ее глав восемь уже опубликованы в этом ЖЖ, осталась последняя. Ее публикацию и начинаю. Глава – отклик на статью А.Скобелева об эстетике неопределенности у Высоцкого. Тему эту мы недавно обсуждали в связи с песней про снайпера, так что эта глава – продолжение обсуждения.

Глава 9. “Сколько чудес за туманами кроется!..”
Read more... )
Известно, что в “Стряпухе” Пчелку, героя Высоцкого, озвучивал не ВВ. Но кто? В одной их старых тем Форума Высоцкого на Куличках (http:/ /ubb.kulichki.com/ubb/Forum53/HTML/000390-2.html) нашла ссылку на заметку “За Высоцкого в "Стряпухе" пел солист хора” (http://www.kp.ru/daily/23224/26905/).
Дальше – больше... )
Совпадение: открыла очередную тему из архива Форума ВВ на Куличках (http:/ /ubb.kulichki.com/ubb/Forum53/HTML/000386.html), а там – обсуждение высоцких Дон Гуанов.

Алексей Ляхов, написано 11-01-2004:
<...> Дон Гуан Швейцера – это готовая сделанная работа, чего не скажешь о Гуане Эфроса. Ведь <...> была только черновая прикидочная запись. ВВ только пробовал роль, вчитывался, но еще не играл её. Голос его безжизнен, но не потому, что это смертельно уставший человек, а потому что это читка, проба. Там нет эмоций, там только голос. Нам не дано знать как Высоцкий сыграл бы Дон Гуана в дискоспектакле, мы можем слышать только его репетицию, на которую наложены голоса других артистов.
Дальше – больше... )
Из двух Дон Гуанов Высоцкого отдаю безусловное предпочтение эфросовскому. Сравнение Высоцкого в одной и той же роли в фильме и радиоспектакле показывает, что для создания замечательного образа ему, кроме голоса, ничего и не нужно было, никакой визуалки.

Кажется, кто-то уже назвал голос Высоцкого гениальным творением ВВ наравне с его песенным миром. Присоединяюсь.

Вот первый диалог Дон Гуана и донны Анны из радиоспектакля:

http://www.youtube.com/watch?v=29W-fLbcSz4

А это - тот же диалог из фильма (с 0:16:21):

http://www.youtube.com/watch?v=5P7A178XHf8

Конечно, надо учитывать несопоставимость Эфроса и Швейцера: первый был гениальный режиссер, а второй, похоже, ни на что, кроме унылой иллюстрации, способен не был. Соответственно, Высоцкий в киношном Дон Гуане вынужден был учитывать весь контекст фильмы, и это отразилось в голосовой подаче роли, например, в преувеличенных акцентах. Будь фильм получше, и Дон Гуан в нем был бы еще краше.

Любопытно, что этот образ - киношный Дон Гуан Высоцкого - очень близок к образу самого ВВ, поющего свои азартные песни. А суть этих двух образов очень разная. Это потому, что разный контекст: за поющим Высоцким - его песенно-поэтический мир, а за киношным Дон Гуаном - примитивная иллюстративность фильмы (и часто ужасная игра актеров - взять ту же Лауру).
В начале этого года по наводке [livejournal.com profile] mercator я прочла пост А.Мальгина “Голос Высоцкого в кино” (http://avmalgin.livejournal.com/2842836.html) и написала заметку об одном из упомянутых в этом посте фильмов – рекламном “кукурузном” мультике “Чудесница” (http://about-visotsky.livejournal.com/61848.html).

Есть сомнения и еще по одному фильму, упомянутому А.Мальгиным, – “Карьера Димы Горина”. В посте написано, что Высоцкого в этой картине переозвучил другой актер. В комментариях возразили: Высоцкий озвучивал сам. Автор поста не согласился: “Специально посмотрел фильм - не его голос, хоть режьте”. И дал ссылку вот на этот ролик: http://youtu.be/C13OSiqz8Sw.

Действительно, голос у героя ВВ “невысоцкий” – слишком высокий, какой-то женоподобный, но… Некоторые интонации сильно напоминают Высоцкого, особенно явно – в конце сцены, когда двое наклеивают табличку “Не влезай – убьет”, и герой ВВ говорит “Вот так вот”. Ну чистый Жеглов! :)

Высоту голоса изменить несложно, а с нею и тембр поплывет. Пример – в той же заметке А.Мальгина:

“Год спустя голос Высоцкого прозвучал в мультфильме "Шпионские страсти". Но его до сих пор никто не узнает: режиссер Ефим Гамбург использовал "Очи черные" в исполнении Высоцкого, намеренно ускорив воспроизведение - получился женский вокал (http://www.youtube.com/embed/XbxBU8txPxc)”.

Но интонация – совсем другое дело. В общем, на мой слух, звуковая дорожка фильма “Карьера Димы Горина” не дает однозначного ответа на вопрос, озвучивал ВВ своего героя или нет.
Итак, вот первый ролик из подборки А.Мальгина - песня сорняков из рекламного мультика о кукурузе “Чудесница”, в записи которой, как считается, принимал участие Высоцкий:
Дальше – больше... )
Любопытную подборку с таким названием опубликовал Андрей Мальгин:

http://avmalgin.livejournal.com/2842836.html

Там и обсуждение очень интересное. Чуть позже продолжу тему - выложу свои впечатления от эпизодов из мальгинской подборки. Надеюсь, и обсудим с пристрастием. :)

Ссылку эту прислал [livejournal.com profile] mercator. Спасибо, Влад!
"Прислушайтесь!" Дмитрия Кастреля - одна из лучших давних статей о Высоцком. Вот отрывок из нее:

"Голос Высоцкого и сам по себе - редкая ценность. В нем всё - и просто физическая мощь, и широта тембровых оттенков, и природная "демократическая" шероховатость, и, наконец, способность передавать тончайшие нюансы настроения и мысли. Особо отмечу последнее свойство, придающее голосу некую высокую интеллектуальность. В голосе Высоцкого мы слышим уверенную силу и принципиальную (скажем так) неотлакированность. И эти услышанные качества вливаются в общее впечатление от песни уже как художественные элементы художественного целого. Представьте песни Высоцкого, пропетые лирическим тенором или увесистым басом профундо, - и вы резко почувствуете, сколько от песни уйдет с хозяйским голосом.

У Высоцкого есть очень примечательная строка-мысль: "На ослабленном нерве я не зазвучу". Интересна она тем, что, во-первых, объявляет знаменитое его форсированное пение сознательно применяемым художественным приемом, во-вторых, требует от исследователя объяснения роли именно такого пения в формировании цельного впечатления от песни.

Однако не только напряженное, взнервленное пение присуще творческому почерку Высоцкого. Многие свои песни он "обкатывает", пробует в более спокойных вариантах. <...> Но в большинстве случаев, особенно в "главных" песнях, автор (да и слушатель) выбирает пение на крайнем эмоциональном напряжении. Почему?

Тут можно было бы ограничиться примерно таким, довольно общим, рассуждением: стихи, хорошие стихи (песни), могут сложиться только в душе, выведенной из равновесия, и только в момент наивысшего накала творческих сил. А если к тому же сюжет песни воспроизводит некую экстремальную ситуацию (как почти всегда у Высоцкого), то становится очевидным, что его манера исполнения адекватна и содержанию песни, и природному темпераменту певца.

Но такой ответ нельзя посчитать исчерпывающим хотя бы потому, что он предполагает некую стихийность исполнительской манеры. А мы уже обратили внимание на то, как сознательно и даже расчетливо пользовался Высоцкий своими исполнительскими возможностями. Так на что же расчет? Как он срабатывает?

... Психология нашего восприятия такова, что форма подачи информации всегда воспринимается чуть раньше самой информации и в силу этого в большой степени определяет наше отношение к сообщению. <...> Высоцкий поет так, что невозможно не замереть и не вслушаться: о чем так можно петь?

Голос пробивает в нашем сознании брешь, в которую затем влетает, расширяясь, содержание песни. Но это только часть результата. Пение его ассоциируется с могучим усилием, с преодолением некоего огромного сопротивления, короче - с бескомпромиссной борьбой. Важнейший идейный мотив! А если учесть, как часто Высоцкий применял именно такое эмоционально-форсированное пение, станет очевидным, насколько этот мотив важен и дорог автору".

Дмитрий Кастрель. Прислушайтесь!.. (Музыкальная жизнь, 1987, № 12. С. 20)
Статью Константина Рудницкого "Песни Окуджавы и Высоцкого" я считаю лучшим из опубликованного о Высоцком в 80-е годы. Привожу полностью вторую часть этой статьи, посвященную Высоцкому и его песням.

Константин Рудницкий

ПЕСНИ ОКУДЖАВЫ И ВЫСОЦКОГО

(Театральная жизнь, 1987, №15)

С. 14:

Владимир Высоцкий тоже начинал в комнатах, в табачном дыму, на студенческих и актерских вечеринках. Но он-то ненадолго задержался в домашнем интерьере. Какая-то необоримая сила вытолкнула певца на подмостки - к битком набитому залу, который, казалось, только Высоцкого и ждал и встретил его восторженным ревом. Не перечесть клубы, Дворцы культуры, театры, где он выступал, города, куда он прилетал на три, на два дня, а то и на день. Он был нужен везде. Популярность? Немодное словечко: оно не передает и сотой доли тех чувств, какие Высоцкий возбуждал. Высоцкий еще при жизни был поистине легендарен и насущно, как воздух, необходим людским толпам, стекавшимся его слушать. Однако где бы он ни пел, песня исполнялась отнюдь не только для тех, которые теснились в зале. Не на один этот зал.

Высоцкий всякий раз пел на всю страну: знал, что каждое его слово, каждую интонацию ловят на лету и мгновенно тиражируют магнитофонные ленты. В момент исполнения Высоцкий посылал песню в огромный мир.

Это вот простейшее обстоятельство радикально изменило и самую песню, и характер пения. Песня обрела силу набата и сокрушительность взрыва.

Окуджава волнует до глубины души, Высоцкий потрясает душу. В трогательной лирике Окуджавы мы узнаем себя, свою участь, свое миропонимание. Песни Высоцкого выполняли иную миссию. Он высказывал - вслух, в голос, в крик - то, что было у всех на душе или на уме, но - чаще всего! - то, что все чувствовали, однако осознать еще не смогли, не успели.

Время Высоцкого было трудным. Большие ожидания, навеянные оттепелью, расточились. Спасительные синие троллейбусы исчезли с московских улиц. В метро стало тесно. В горячке эпидемической показухи, в ажиотаже повседневной купли-продажи все обманывали всех, а заодно и себя. Красивые слова упали в цене. Вот когда появился Высоцкий, вот когда он с отчаянием возопил:

Нет, ребята, все не так,
Все не так, ребята!

Социальное неблагополучие, которое застал поэт, продиктовало и содержание песен Высоцкого, и его трагическое самосожжение, и его дерзкое шутовство, и лексикон - намеренно огрубленный, и самый тембр пения - то низкий, шершавый, хриплый, то жесткий, четкий, как бы крупным шрифтом упрямо впечатывающий в сознание слушателей злые слова. То, наконец, взмывающий до воя.

Дело вкуса, конечно, но мне в огромном песенном репертуаре Высоцкого особенно дороги "Охота на волков" и "Кони привередливые". В этих песнях Высоцкий - на роковом краю, в пограничной полосе между жизнью и смертью, гораздо ближе к смерти, чем к жизни.

Тема смерти сотрясает песенный мир Высоцкого. Она порой трагически надрывна:

Вот кончается время мое!

Порой звучит совсем беспросветно:

Пора туда, где только "ни" и только "не"...

Порой отзывается юмором висельника:

Громко фальшивили медные трубы,
Только который в гробу - не соврал...

Но самая ее навязчивость симптоматична. Он "со смертью перешел на ты", перед глазами маячила петля, мерещились "девять грамм свинца", слышны были "злые голоса" небесных ангелов. Впечатление такое, будто поэт предугадывал свою раннюю гибель, знал о ней. Знал, что "не успеет дожить", и торопился "хотя бы допеть" - исполнить свой долг.
(Далi буде)
http://www.ng.ru/saturday/2003-01-24/15_vysotsky.html

Независимая газета,
24 января 2003

Н. Крымова
О Высоцком

"... отношение к Высоцкому всегда было очень разным, и тут нечему удивляться. На вечерах его памяти, которые проводились на Таганке, можно было увидеть таких поклонников актера, что к ним и подойти было страшновато. Они освистывали Елену Камбурову, Булата Окуджаву, даже Пугачеву (!) только потому, что эти люди - не Высоцкий, не его голос, а их буквально пьянил именно голос и только голос одного человека. Понимали ли они, о чем его песни, - не знаю. Знали ли хоть как-нибудь, хоть с какой-либо стороны, что означает поэт Высоцкий, - мне неведомо. Эта темная стихия всегда существовала вокруг Высоцкого, и из умных людей одних это отталкивало, другие, напротив, управляли той же силой, ухитрялись ею спекулировать, ее использовать".


Может, придет и время, когда мы попытаемся это понять...

June 2015

S M T W T F S
 123456
78910111213
14151617181920
21222324 252627
282930    

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 22nd, 2017 04:43 am
Powered by Dreamwidth Studios